Тема 11.
СУДЕБНЫЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ

Вопросы:

1. Судебно-психиатрическая экспертиза.
2. Судебно-психологическая экспертиза.

Судебно-психиатрическая экспертиза

По принятому в экспертологии положению, психиатрическая экспертиза не входит в состав судебно-медицинских экспертиз. Она имеет самостоятельный статус в системе экспертных исследований, что обусловлено ее специфическим предметом и методами. Это подтвердил и законодатель, называя в ст. 52 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизы в качестве двух самостоятельных видов экспертных исследований.

Названные Основы содержат общие гарантии прав граждан при производстве судебно-психиатрической экспертизы. В частности, указывается, что экспертиза проводится в предназначенных для этой цели учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения; гражданин или его законный представитель имеют право ходатайствовать перед судом, назначившим экспертизу, о включении в состав экспертной комиссии дополнительно специалиста соответствующего профиля с его согласия (ч. 2, 3 ст. 52). Это согласуется с правилом ч. 1 ст. 75 ГПК, согласно которому при назначении эксперта суд учитывает мнение лиц, участвующих в деле.

Основами также предусмотрено, что заключения учреждений, производивших судебно-психиатрическую (равно как и судебно-медицинскую) экспертизу, могут быть обжалованы в суд в порядке, установленном законодательством РФ (ч. 5 ст. 52). Толкуя данное положение, следует различать заключение судебного психиатра как доказательство и заключение учреждения как акт (решение), которое может быть обжаловано в суд в соответствии с правилами, установленными гл. 241 ГПК — “Жалобы на действия государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан” (в ред. Закона РФ от 28 апреля 1993 г.) и с учетом Федерального закона РФ от 14 декабря 1995 г. [Федеральный закон РФ “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ от 27 апреля 1993 г “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” от 14 декабря 1995 г. № 197—ФЗ//СЗ РФ. 1995. № 51.]

Специальная регламентация производства судебно-психиатрической экспертизы осуществляется особой инструкцией [См. Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе. М., 1982.].

Определяя круг гражданских дел, при судебном рассмотрении которых возможно использование психиатрической экспертизы, следует исходить из общих критериев, а именно специфики подлежащих установлению юридических фактов, содержащих медицинский (психиатрический) критерий. Возможность применения психиатрической экспертизы обусловлена потребностью в установлении определенного — болезненного — психического состояния гражданина, когда норма материального права связывает с этим обстоятельством наступление конкретных юридических последствий.

Кроме того, гражданским процессуальным законодательством предусмотрен случай обязательного назначения судебно-психиатрической экспертизы по делам особого производства о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 260 ГПК). Это единственное законодательно установленное основание обязательного назначения судебной экспертизы по гражданским делам Данное положение означает также, что без заключения эксперта-психиатра гражданин не может быть признан судом недееспособным (хотя бы в деле имелись иные доказательства - например, справки из лечебных учреждений и т. п.).

Обязательность назначения психиатрической экспертизы по данной категории дел обусловлена включением медицинского критерия в норму материального права, подлежащую применению. Гражданское законодательство связывает возможность судебного признания гражданина недееспособным с наличием психического расстройства, вследствие которого гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК РФ). Соответственно в судебном процессе подлежат установлению, а) факт психического расстройства (психическое заболевание или иное болезненное психическое расстройство), б) факт неспособности понимать значение своих действий или руководить ими, в) причинная связь между а) и б) (неспособность понимать содержание действий или сознательно руководить ими должна быть следствием именно психического расстройства, а не иных причин) Только при подтверждении всех трех обстоятельств гражданин может быть признан недееспособным.

Так, если будет выявлено, что гражданин страдает психическим заболеванием, но оно не влечет за собой неспособности понимать смысл совершаемых действий или руководить ими, то это не может служить основанием для признания гражданина недееспособным. Точно так же и неспособность понимать значение своих действий может быть обусловлена не только психиатрическими, но и психологическими причинами (например, состояние аффекта), которые не имеют юридического значения для квалификации состояния по ст. 29 ГК.

Психиатрическая экспертиза может быть использована в гражданском процессе при рассмотрении тех дел, правильное разрешение которых зависит от определенного психического состояния лица в момент совершения юридически значимых действий. Причем такое состояние должно быть обусловлено факторами медицинского (болезненного) характера.

Психическое расстройство по современным представлениям характеризуется нарушенностью связей в механизме психического отражения, которое является функцией мозга. Нарушение психического отражения, его неполнота или искажение - вот характерные признаки болезненного состояния. Болезнь является следствием психического процесса и одновременно деформирует его. Душевное расстройство понимается как болезненное нарушение восприятия, поведения, переработки переживаний, телесных функций [См., например Коченов М. М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. С. 16; Мариско Е. О положении практических психологов в Германии//Иностранная психология. 1996. № 7. С.66.].

Таким образом, психиатрическая экспертиза направлена на определение степени осознанности или полноценности волеизъявления в тех случаях, когда имеются данные, позволяющие предположить наличие у лица болезненного психического расстройства, и когда данный фактор имеет юридическое значение

Следует отличать содержащийся в нормах материального права медицинский (психиатрический) критерий от психологического.

О психиатрическом критерии в собственном смысле слова можно говорить лишь тогда, когда юридические последствия связываются именно с психическим расстройством (как это имеет место в рассмотренной ст. 29 ГК РФ), а не просто с полноценностью осознания и волеизъявления.

Однако критерии осознанности и полноценности волеизъявления сами по себе имеют психологическую природу и если законодатель не указывает их причиной болезненное психическое состояние, их недопустимо связывать только с таким состоянием.

Поясним на примере. Гражданское законодательство предусматривает возможность признания судом недействительной сделки, совершенной дееспособным, гражданином, но находящимся в состоянии, исключающем способность понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК). Здесь юридическое значение имеет психологический критерий, заключающийся в деформации осознанности и/или волеизъявления. Причины такой деформации могут быть как чисто психологическими (состояние аффекта), так и медицинскими — психиатрическими (психическая болезнь, иное болезненное состояние). Для выяснения обстоятельств, указанных в гипотезе ст. 177 ГК, необходим психологический анализ поведения в момент заключения сделки. В случае, если у суда есть сомнения в психической полноценности действующего субъекта, необходим комплексный психолого-психиатрический анализ. Одного психиатрического исследования недостаточно, ибо, помимо выявления патологических изменений, необходимо определить, как они повлияли на психологический механизм поведения, а это сфера психологического анализа.

Таким образом, психиатрическая экспертиза в “чистом виде” используется при рассмотрении гражданских дел только тогда, когда подлежащая применению по ним норма материального права содержит медицинский (психиатрический) критерий, связывая определенные юридические последствия с состоянием психического здоровья.

К таким делам, помимо дел о признании гражданина недееспособным, можно отнести рассмотрение в суде спора об ограничении родительских прав (об отобрании ребенка), если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка вследствие психического расстройства родителей (одного из них). Данное обстоятельство рассматривается законодателем как не зависящее от воли родителей и названо в качестве критерия ограничения родительских прав (п. 2 ст. 73 СК РФ). Заключение эксперта-психиатра здесь может быть важно для выяснения вопроса о способности лица, страдающего определенным психическим заболеванием, осуществлять воспитание детей.

На наш взгляд, психиатрическая экспертиза может применяться в отдельных случаях и по другим категориям семейных дел, в которых суду надлежит применить норму оценочного характера. Это возможно лишь тогда, когда имеются поводы и общие основания к назначению такой экспертизы, а ее результаты, с учетом конкретных обстоятельств, способны дать доказательственную информацию. К примеру, ст. 22 СК РФ связывает расторжение брака с установлением факта невозможности дальнейшей совместной жизни и сохранения семьи. Бывают ситуации, когда невозможность сохранения семьи обусловлена психическим заболеванием одного из супругов. Подтверждение данного обстоятельства, которое оценивается в совокупности с другими доказательствами, может иметь доказательственное значение для установления, препятствует или нет психическое расстройство продолжению нормальных семейных отношений.

Подчеркнем, что психиатрическая экспертиза может назначаться лишь тогда, когда у суда имеются обоснованные данные, вызывающие сомнение в полноценности психического здоровья гражданина (сведения о лечении в психиатрической лечебнице, справка о психиатрическом диагнозе и т. п.). Одного ходатайства стороны о назначении такой экспертизы в отношении другого гражданина недостаточно, ибо речь идет о вмешательстве в частную сферу. Выявление информации, связанной с психическим здоровьем, должно соответствовать требованиям Закона “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”.

При производстве психиатрического исследования эксперт не только констатирует и характеризует имеющееся заболевание, иное расстройство психики, но дает прогноз его развития, что также может быть важно для установления судом тех или иных обстоятельств социально-оценочного характера. Так, определение способности к надлежащему воспитанию детей предполагает определенный социальный прогноз на будущее; то же имеет место при выявлении факта невозможности дальнейшей совместной жизни. Однако социальную оценку поведения и социальный прогноз компетентен давать только суд, но не эксперт. При этом специальный (медицинский) прогноз эксперта еще не обусловливает соответствие ему социальной оценки суда; они могут не совпадать по направленности.

Нередко в норме материального права содержится только психологический критерий без увязки с медицинским (психиатрическим). Примером тому могут служить ст. 177, 1078 ГК.

Напомним, ст. 177 ГК допускает признание судом сделки недействительной, когда дееспособный гражданин, заключая сделку, находился в состоянии, исключающем способность понимать значение своих действий или руководить ими. В ст. 1078 ГК предусматривается ситуация причинения вреда дееспособным гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими.

Соответственно возможен вопрос: допустимо ли использование психиатрической экспертизы при рассмотрении в суде дела о признании сделки, квалифицируемой по ст. 177 ГК, недействительной или дела о возмещении вреда, когда есть предположение о наличии оснований, указанных в ст. 1078 ГК? Тем более, что ранее в Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы содержались прямые указания на этот счет [См. Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе от 4 сентября 1965 г. М., 1967. С . 1-2.].

На наш взгляд, если у суда нет достаточных данных сомневаться в психическом здоровье, то для проверки способности понимать значение своих действий и/или руководить ими должна быть назначена психологическая экспертиза. Если же сомнение в указанной способности вызвано обоснованным сомнением в психическом здоровье, то следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Производство комплексной экспертизы предполагает одновременное участие в ней различных специалистов: психиатра и психолога. При этом компетенция их различна. Психиатр выявляет наличие/отсутствие психической патологии, производит диагностику, определяет степень сохранности отдельных сфер личности, а психолог устанавливает, как повлияли болезненные изменения на способность субъекта в полной мере осознавать фактическое содержание юридически значимых действий и на способность в полной мере сознательно руководить ими. Проведение комплексной экспертизы означает применение в рамках одного специального исследования двух различных методов анализа личности: психиатрического и психологического [Подробнее о компетенции психолого-психиатрической экспертизы см.: Кудрявцев И. А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М, 1988.].

Следует также признать не соответствующими законодательству рекомендации о назначении психиатрической экспертизы при рассмотрении судом дел о признании брака недействительным [Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы... С. 2].

Действующий Семейный кодекс (ст. 14), как и ранее КоБС РСФСР (ст. 16, 43—44), одним из оснований признания брака недействительным называет признание одного из супругов решением суда недееспособным (вследствие психического расстройства). Для правильного рассмотрения дела о признании брака недействительным здесь важно установить не наличие психического расстройства (оно в контексте ст. 14 СК или ст. 16 КоБС юридического значения не имеет), а наличие вступившего в законную силу решения суда о признании лица недееспособным. Для этого производства экспертизы не требуется. Психическое расстройство не является основанием для признания брака недействительным; в некоторых случаях данный факт может быть значим лишь для расторжения брака. Или же другой супруг вправе вначале обратиться в суд (в порядке особого производства) с заявлением о признании лица недееспособным вследствие психического расстройства (по ГПК в одном процессе не допускается рассмотрение двух различных дел — о признании лица недееспособным и о признании брака или сделки недействительными).

Также нельзя согласиться с рекомендациями о назначении психиатрической экспертизы в отношении свидетелей, когда у суда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать факты, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания в суде (п. 2 ч. 2 ст. 61 ГПК) [Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы... С. 2]. Как будет подробнее показано в дальнейшем, здесь законодатель указывает на психологический критерий. И если сомнения в упомянутой способности возникают в связи с обоснованным предположением о наличии у лица психического расстройства, то следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Если сомнений в полноценности психического здоровья нет, необходима психологическая экспертиза. Это общее положение применимо к другим субъектам процесса (сторонам), если возникает необходимость проверить их способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, запоминать информацию о них и воспроизводить ее в суде в виде объяснений.

Отсутствие законодательной регламентации возможности определения психического состояния гражданина, попавшего в орбиту гражданского судопроизводства, порождает и некоторые другие проблемы, связанные с гарантиями прав личности.

Как отмечалось, направление на экспертизу по определению психического состояния возможно лишь с согласия предполагаемого испытуемого — субъекта процесса. Это следует принять как общее правило. Исключения допустимы лишь в случаях, прямо указанных законом; при этом должны быть оговорены условия, гарантирующие максимальный учет прав личности. Поэтому представляются недопустимыми и не соответствующими действующему законодательству общие рекомендации о возможности принудительного направления гражданина на психиатрическую экспертизу. Так, в анализируемой Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы указывается, что если невозможность дать экспертное заключение вызвана уклонением лица от экспертизы, эксперт должен возбудить перед судом ходатайство о принудительном направлении гражданина на экспертизу [Инструкция о производстве судебно-психиатрической экспертизы.... С. 3.].

Следует подчеркнуть, что действующий ГПК допускает принудительное направление гражданина на психиатрическую экспертизу только по одной категории дел особого производства, а именно: о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 260 ГПК). При рассмотрении любых иных дел принудительное направление на экспертизу исключается (независимо ни от каких обстоятельств).

Таким образом, законодатель допускает лишь один случай принудительного направления на психиатрическую экспертизу. Более того, законодательно определены условия, при которых это возможно. Во-первых, принять решение о принудительном направлении — право, но не обязанность суда. Даже если налицо имеются все условия, с которыми закон связывает возможность принудительного направления, суд может и не прибегать к такой мере. Во-вторых, принудительное направление допускается, как подчеркивает законодатель, в исключительных случаях, при явном уклонении лица, в отношении которого возбуждено дело о признании его недееспособным, от прохождения экспертизы. В-третьих, вопрос о принудительном направлении решается в судебном заседании при участии прокурора и психиатра с тем, чтобы обеспечить права личности, гарантировать недопустимость необоснованного и незаконного ущемления свободы личности посредством процессуального принуждения.

Правила ст. 260 ГПК носят специальный характер, и ни в коем случае не могут быть распространены на любые иные случаи, когда возникает потребность в экспертизе по определению психического состояния гражданина в гражданском процессе.

Проведенный анализ еще раз подтверждает необходимость законодательного решения вопроса о гарантиях прав личности при производстве экспертизы в отношении человека, одновременно являющегося субъектом процесса.

Судебно-психологическая экспертиза

2.1. Понятие и содержание судебно-психологической экспертизы

Понятие судебно-психологической экспертизы может быть дано посредством конкретизации общего определения судебной экспертизы, с учетом ее родовых признаков.

Судебно-психологическая экспертиза - это специальное психологическое исследование, проводимое сведущим лицом - экспертом в отношении человека - субъекта процесса или ситуации, назначаемое определением суда (судьи) при наличии общего (процессуального) и специального (психологического) оснований для получения судебного доказательства по делу заключения эксперта-психолога

Понятно, что специфика данной экспертизы обусловливается характером и особенностями науки психологии - как отрасли знания, теоретически и экспериментально разрабатываемой основные психологические проблемы (т. е. такие, основным объектом которых является человек, его психика).

Современной психологии свойственна “разветвленность”; сложились целые подотрасли психологической науки - инженерная психология, геронтопсихология, клиническая, педагогическая, социальная, юридическая (в том числе судебная) психология и целый ряд других. Каждой такой подотрасли свойствен свой частный предмет, выработаны специальные методы исследования. В то же время теоретической и методологической базой для всех подотраслей психологии является общая психология, разработанный ею категориальный и понятийный аппарат, общие методы психологического исследования. Данный тезис справедлив и в отношении теории судебно-психологической экспертизы.

Поэтому, чтобы уяснить специфику судебно-психологической экспертизы необходимо знать фундаментальные характеристики общей психологии как базы развития теории судебно-психологической экспертизы. Это позволит более точно определить объект, общий и частные предметы экспертизы, содержание методов исследования.

В качестве базовых характеристик психологии могут быть названы категории, принципы и постулаты психологического исследования

К числу основных категорий относят следующие, отражение, деятельность, общение, личность.

Психология исследует прежде всего структуру, особенности содержания и функционирования психического отражения на различных уровнях. В реальной жизни психическое отражение невозможно вне определенной деятельности и общения человека. Все перечисленные категории не имеют никакого психического содержания без его носителя - человека. Поэтому категория “личность”, имея собственное содержание, выступает как системообразующий фактор для других. Личность в психологии изучается в различных “срезах” - эмоциональном, интеллектуальном, волевом. В свою очередь, каждая из названных сфер может быть охарактеризована через определенные свойства (постоянные, статичные характеристики личности), состояния (ограниченные периодом времени), процессы (динамичные, развивающиеся во времени характеристики) [Подробнее об этом см.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии М., 1984. С. 92—104, 112—114 и др.].

Судебно-психологическая экспертиза также оперирует названными категориями; более того, они выступают критериями выделения частных предметов различных видов психологических исследований (психологическая экспертиза эмоциональных состояний, экспертиза личностных свойств, экспертиза отражения внешних и внутренних сторон события и т. д.).

Всякое психологическое исследование строится на определенных принципах, разработанных общей психологией. К их числу относят системность психики, структурированность психики, детерминированность психических явлений

Принципы представляют собой основополагающие методологические начала, которые лежат в основе как формирования частных предметов видов экспертиз, так и метода психологического исследования в целом.

Постулаты общей психологии важны для построения специальных методов психологического исследования. В качестве постулатов выделяют: соответствие выводов фактам реальной действительности, проверяемость выводов, прогностическую функцию психологического исследования.

Соответствие психологической экспертизы постулатам означает, что любой специальный метод, применяемый в ходе исследования, должен быть апробирован, научно обоснован, а используемая экспертом методика позволяла бы не только выявить свойства, состояние личности в момент исследования, но и дать профессиональную оценку на будущее или прошедшее время (последнее особенно актуально для судебно-психологической экспертизы — в большинстве случаев эксперт вынужден исследовать событие, действие, имевшее место в прошлом).

Таким образом, для содержания судебно-психологической экспертизы — как специального психологического исследования — важнейшей характеристикой является соответствие разработанным общей психологией категориям, постулатам, принципам. В ходе любого психологического исследования (экспертизы в том числе) применяются психологические законы и закономерности, а общий объект и общий предмет произведен от объекта и предмета общей психологии.

Подчеркнем, что понятия психологического исследования и судебно-психологической экспертизы не совпадают. Всякая судебно-психологическая экспертиза есть специально психологическое исследование, но не всякое психологическое исследование является судебной экспертизой. Психологическое исследование составляет ядро экспертизы и подчинено принципам, законам и закономерностям науки психологии.

2.2 .Объект и предмет судебно-психологической экспертизы

В теории судебно-психологической экспертизы принято выделять общий объект и общий предмет, а также частные предметы экспертизы.

Понятия общего объекта и общего предмета экспертизы сопоставимы с аналогичными понятиями общей психологии. Однако в теоретической и практической психологии выработаны несколько отличающиеся подходы.

1. Общий объект психологии и психологического исследования есть сам человек как носитель высокоразвитой психики (В. Ф. Ломов, Б. Г. Ананьев, Н. И. Непомнящая). Данная позиция свойственна представителям фундаментальной психологии [См.: Ломов Б. Ф. Указ соч. С. 9, 78, 87.].

2. В практической психологии общим объектом психологического исследования называют:

а) психику человека в целом (И. А. Кудрявцев) [См.: Кудрявцев И. А. Психолого-психиатрическая экспертиза: проблемы и перспективы//Психолог. журнал. 1985. Т. 6. № 1. С. 82.];

б) психическую деятельность в ее совокупности и единстве (М. М. Коченов) [См.: Коченов М. М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. С. 15.].

Различия вызваны методологическими причинами, влиянием различных психологических школ.

Определяя общий объект судебно-психологической экспертизы следует учитывать не только специальные, но и юридические критерии объекта судебной экспертизы.

Объект экспертизы определяется судом при ее назначении; это определенный носитель возможной доказательственной информации. Соответственно в качестве объекта экспертизы может выступать человек, имеющий определенный процессуальный статус (свидетель, сторона).

Поэтому правомерно общим объектом судебно-психологической экспертизы назвать человека как носителя психического, имеющего определенный процессуальный статус.

Традиционно под объектом понимается то, на что направлена данная деятельность; отдельные элементы объекта, включенные в практическую деятельность, составляют предмет этой деятельности [См., например: Философский словарь/Под ред. И. Т. Фролова М, 1986. С. 379, 465—466.].

Соответственно общим предметом психологического исследования в теории психологии называют психику или психическую деятельность человека; в практической психологии - отдельные психические свойства, состояния, процессы.

На наш взгляд, принципиального противоречия здесь нет. Психика отличается системностью и структурированностью. Это учитывается при проведении любого психологического исследования (не случайно в западноевропейской практике признано, что психологическая характеристика совокупности личностных свойств - обязательная часть любой психологической экспертизы). Предметом деятельности эксперта является психика как система. Однако задача эксперта - изучение личности не в целом, а выявление конкретных сторон психического состояния (например, определение эмоционального состояния и его влияния на способность в полной мере понимать фактическое содержание своих действий). Вместе с тем достоверное решение такой частной задачи невозможно, если эксперт не учитывает специфических личностных свойств, не представляет себе в целом особенностей предмета исследования.

Поэтому общим предметом судебно-психологической экспертизы можно назвать психическую деятельность (психику) как систему психических свойств, процессов, закономерностей.

Структурированность психики предполагает возможность изучения отдельно взятых элементов психической сферы (с учетом их положения и взаимосвязей в системе).

Предметом психологического исследования может быть структура личности и ее компоненты (потребности, мотивации, способности, субъективные отношения), отдельные системы психических процессов, состояний, свойств в эмоциональной, интеллектуальной, волевой сферах (например, изучение механизма формирования и функционирования восприятия, памяти, логики мышления, эмоций, воли).

Именно эти отдельные элементы - свойства, состояния, процессы - составляют специальную (собственно психологическую) основу для выделения частных предметов судебно-психологической экспертизы.

Однако, помимо психологического, следует учитывать и юридический критерий формирования частных предметов судебно-психологической экспертизы. Он определяется исходя из юридической значимости решаемых экспертом конкретных психологических задач. Если частным предметом психологического исследования вообще могут быть любые элементы общего предмета, то частный предмет психологической экспертизы составляют юридически, значимые свойства, состояния, процессы.

С учетом частных предметов производится предметно-содержательная классификация судебно-психологической экспертизы на виды. Для суда, назначающего экспертизу, важно верно определить экспертную задачу (частный предмет экспертизы), что предопределяет выбор вида психологической экспертизы.

Общим юридическим критерием формирования частного предмета психологической экспертизы является норма материального права, подлежащая применению по данному делу, в содержание которой включены психологические компоненты, имеющие самостоятельное значение для правовой квалификации спорного правоотношения. В силу этого выявление таких компонентов приобретает доказательственное значение. Например, для правильной квалификации правоотношения по ч. 1 ст. 1078. ГК необходимо установить, находился ли дееспособный гражданин при причинении вреда в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими. В данной норме прямо формулируется психологический критерий, которому придается самостоятельное юридическое значение. Соответственно, чтобы установить его, необходимы специальные знания. В зависимости от поводов, здесь может быть использована психологическая или комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (если у суда есть данные о психическом нездоровье гражданина). Частный предмет такой экспертизы - правильное психическое отражение внутренней стороны совершенного действия (способность в полной мере осознавать его фактическое содержание и способность в полной мере сознательно руководить своим поведением). Профессиональная оценка указанных способностей, даваемая экспертом, играет роль фактических данных (доказательства); эксперт не выявляет юридических фактов. Квалификацию юридических фактов, их наличие устанавливает суд на основе принятого судом заключения эксперта, с учетом других доказательств по делу.

В ходе психологической экспертизы, как и при производстве иной судебной экспертизы, эксперт при помощи специальных методов устанавливает различные факты психологической природы (свойства личности, установки, доминанты поведения, особенности познавательных процессов и т. д.). Такие факты являются промежуточными и сами по себе - в отрыве от вывода эксперта - никакого доказательственного значения в судебном процессе не имеют. Суд не вправе, ссылаясь, например, на выявленное экспертом свойство внушаемости, сделать вывод о неспособности субъекта к свободному принятию решения в заданной ситуации. Для этого необходима профессиональная оценка специальных фактов в их совокупности. Выявление промежуточных фактов - необходимый этап специального исследования, позволяющий эксперту сделать окончательный вывод на поставленный судом вопрос.

Таким образом, цель судебно-психологической экспертизы заключается не в констатации элементов психической деятельности, а в их профессиональной оценке экспертом (диагностике психических процессов, состояний, свойств; отношения к ситуации; влияния этого отношения на поведение; обобщенной интерпретации данных о личности).

Метод психологической экспертизы.

Метод экспертного исследования является, наряду с предметом, важнейшей отличительной чертой вида экспертизы.

При производстве психологической экспертизы используется метод психологического исследования, при помощи которого изучаются механизм, структура, функционирование и различные качественные характеристики психической деятельности.

Метод психологического исследования предполагает использование для достижения экспертных целей психологических законов и закономерностей, которые могут быть “приложимы” к качественно различным объектам. Так, психологическое исследование возможно и в отношении психически больного человека. При этом задачей психолога будет являться не диагностика патологии (это сфера компетенции психиатра), а оценка того, как вскрытые психиатром патологические изменения личности повлияли на изменение психологического поведения личности, как патология “скорректировала” действие психологических механизмов.

Метод психологического исследования включает в себя общие и специальные методы; совокупность специальных методов образует методики.

К общим методам психологического исследования можно отнести: психологическую диагностику, прогнозирование, проектирование, методы воздействия. Не все из них в равной степени допустимы при производстве судебной экспертизы. В частности, метод воздействия имеет ограниченную сферу. То же можно сказать в отношении метода психологического эксперимента (не всякую ситуацию можно и этично моделировать для достижения экспертных целей).

Общие методы модифицируются через специальные методики в зависимости от специфики экспертных задач и целей.

Например, метод психологической диагностики реализуется через специальные методы: биографический, наблюдения, беседу, инструментальные личностные методики, методики изучения особенностей отдельных сфер психической деятельности. Довольно широко используется тестирование (например, тесты MMPI, ТАТ, Розенцвейга, Ророшаха и др.). Обычно для диагностики применяется комплекс специальных методов в зависимости от цели. Допустим, исследование изменений состояния человека в нестандартной ситуации проводится при помощи психофизиологического метода, психометрических проб, метода операторских задач, личностных тестов. В некоторых случаях необходим психолингвистический метод исследования (исследование содержательной стороны документа, письма с целью установления отобразившихся в нем навыков мышления, особенностей памяти, восприятия).

Именно метод играет важную роль для разграничения компетенции психологии и психиатрии, психологической и психиатрической экспертиз. В отличие от психологии, психиатрия изучает причины и сущность психических заболеваний. Однако такого предметного различения недостаточно. Психолог и психиатр могут изучать один и тот же объект, но с различных сторон. Способ изучения предопределяется спецификой метода.

Психиатрическая экспертиза характеризуется методом психиатрического анализа, посредством которого выявляются искажения, отклонения в функционировании психологических законов и закономерностей, диагностика таких отклонений, как патологических или непатологических. Если выявленные экспертом явления не подпадают под психиатрическую диагностику (не могут быть определены как патологические), то этой констатацией компетенция психиатра и ограничивается. Психологическая диагностика и психологический анализ — компетенция психолога. При выявлении патологии психиатр производит диагностику, определяет степень деформированности эмоциональной, интеллектуальной и волевой сфер, констатирует степень сохранности тех или иных качеств личности, объясняет психопатологическое поведение в категориях психиатрии.

Однако на практике нередки случаи, когда, с одной стороны, необходимо установить обстоятельства психологической природы (например, способность лица в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий), с другой — имеются сведения об отклонениях в психике непсихотического характера (т е не связанных с психическим заболеванием) В подобных ситуациях при производстве экспертного исследования необходимо взаимодействие специалистов как в области психологии, так и психиатрии. Иначе говоря, возникает потребность в проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы

Окончательно вопросы предмета и метода комплексной экспертизы не разрешены, дискусионна проблема пределов научных компетенции психолога и психиатра [Подробнее об этом см.: Кудрявцев И. А Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988.]. Можно сказать, что общим предметом комплексной экспертизы является такая психическая деятельность, которая в целом подчиняется психологическим законам и закономерностям, но последние “отягощены” определенными изменениями психики непсихотического характера. Большинство ученых полагают, что психолого-психиатрическая экспертиза необходима, когда речь идет о так называемых пограничных состояниях, олигофрении, неврозах, психопатиях, об установлении аффекта (непатологического) у психически больных, а также о выявлении психологических факторов поведения (действий) психически больных, находящихся в стадии ремиссии. При производстве комплексной экспертизы на разных этапах используются оба метода психиатрического и психологического исследования.

2.3. Основания назначения судебно-психологической экспертизы

В первой главе настоящей работы было охарактеризовано общеправовое основание назначения судебной экспертизы, которое отражено в процессуальном законе (ст. 74 ГПК, ст. 78 УПК) - как потребность в применении специальных знаний, определяемая судом при рассмотрении конкретного дела.

Применительно к судебно-психологической экспертизе общим (процессуальным) основанием ее назначения является необходимость применения специальных психологических знаний для разъяснения возникающих при рассмотрении дела судом вопросов.

Необходимость или потребность в специальных знаниях определяется судом, но критериев этого закон не содержит. Чтобы выявить наличие правового основания, нужно выяснить, существуют ли специальное основание и поводы к назначению психологической экспертизы.

Специальное основание отражает специфику общих экспертных задач, решаемых в рамках данного процесса (гражданского или уголовного). В таком основании как бы отражаются основные элементы предмета судебно-психологической экспертизы. Определяя специальное основание, суд проверяет, а будут ли юридически значимыми (до данному делу) те обстоятельства, которые компетентен выявить эксперт. При положительном ответе суд делает вывод о наличии правового основания к назначению экспертизы и выносит определение об этом.

Специальное основание судебно-психологической экспертизы производно от научной компетенции психологического исследования и одновременно учитывает потенциальную юридическую (доказательственную) значимость результатов психологического исследования. Специальное основание назначения судебно-психологической экспертизы — это наличие у суда (судьи) обоснованного сомнения в способности лица (конкретного участника процесса) правильно отображать внешнюю и внутреннюю стороны событий, обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения данного дела.

Формула “правильно отображать внешнюю и внутреннюю стороны” имеет устоявшееся психологическое содержание, а именно: способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, правильно запоминать и воспроизводить сведения о них, а также способность в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий (юридически значимых) и способность в полной мере осуществлять сознательное, волевое управление ими.

Если указанное сомнение связано с обоснованным сомнением суда в психической полноценности субъекта, то правильным будет назначение комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Обоснованным сомнение в способности правильно отражать внешнюю и/или внутреннюю сторону событий можно считать тогда, когда суд располагает на этот счет определенной информацией (сведения об определенном эмоциональном, психическом состоянии — стрессе, усталости, постинтоксикации; об особенностях психических процессов и т. п.). Конечно, на практике не всегда просто разобраться в этом и правильно определить наличие специального основания назначения психологической экспертизы. Поэтому в сложных случаях можно было бы прибегнуть к помощи специалиста-психолога (например, на стадии подготовки дела), что станет возможным с принятием нового ГПК РФ.

Таким образом, специальное основание назначения психологической экспертизы носит психологический характер, но в каждом конкретном деле существуют свои собственные обстоятельства, ориентируясь на которые, суд определяет наличие данного основания. Иначе говоря, помимо оснований к назначению экспертизы, существуют конкретные поводы к назначению, позволяющие определить наличие оснований.

Поводом к назначению психологической экспертизы является информация об определенных обстоятельствах психологической природы, которые (обстоятельства) могут вызвать сомнение в способности конкретного лица в конкретной ситуации правильно отображать внешнюю и внутреннюю стороны обстоятельств, имеющих юридическое значение.

Естественно, исчерпывающего перечня поводов не существует. Они различаются применительно к различным видам психологических экспертиз и играют вспомогательную по сравнению с основаниями назначения роль.

Например, наличие сведений о возрасте, низком уровне психического (умственного) развития, не связанном с патологией психики, может служить поводом к назначению психологической экспертизы в отношении несовершеннолетнего субъекта процесса для определения его способности правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, правильно запоминать и воспроизводить в речевой форме информацию о них в суде. Данные о характерологических особенностях, присущих данной личности (склонности к фантазированию, повышенной внушаемости), сведения о необычном эмоциональном состоянии в момент восприятия или нестандартности ситуации (об интенсивности раздражителя) могут служить поводом к назначению экспертизы для определения способности правильно отображать внутреннюю и внешнюю стороны событий.

Поводы индивидуализируют специальное основание назначения судебно-психологической экспертизы, что помогает правильно выбрать ее вид уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Поводом к обязательному проведению психологической экспертизы служит информация о возрасте субъекта (несовершеннолетние) либо о сенсорных нарушениях Такие лица в силу психологических причин характеризуются специфическими изменениями в течение познавательных процессов, часто в эмоциональной и волевых сферах.

Действующий ГПК (в отличие от УПК) специально не предусматривает случаев обязательного проведения экспертизы; поэтому обязательность назначения экспертизы как самостоятельное понятие не выделяется Вместе с тем практическая потребность в этом существует Несовершеннолетние не всегда в состоянии правильно воспринимать и представлять себе содержание и цели совершаемых ими (или другими лицами) действий, соотнести с ними свое волеизъявление, полностью предвидеть последствия конкретных действий, правильно воспроизвести в речевой форме информацию об интересующем суд обстоятельстве в виде показаний в суде. Именно возрастные особенности формирования и развития психической деятельности таких субъектов обусловливают необходимость участия эксперта-психолога в процессе Представляется, что на практике такая экспертиза чаще всего может быть назначена в отношении несовершеннолетних свидетелей (на предмет правильности восприятия обстоятельств, имеющих значение для дела, правильности запоминания и воспроизведения информации о них в суде).

Сенсорные недостатки порождают индивидуально-психологические особенности, которые оказывают существенное влияние на качество и функционирование психической деятельности Психологическая экспертиза позволяет установить специфику познавательных процессов, компенсаторные свойства других полноценных органов чувств, степень владения словесной или иной (дактильной, жесто-мимической) речью и ряд других психологических обстоятельств.

Для сравнения: за рубежом юристами уже признана необходимость участия в процессе эксперта-психолога, если одним из субъектов процесса является лицо с нарушением слухового восприятия. При рассмотрении судом гражданских дел полагают обязательным назначение медико-психологической экспертизы для получения необходимого доказательства при выяснении судом насколько лицо с тем или иным сенсорным нарушением (сторона в процессе) способно к заключению сделки, выполнению договоров, а также для определения полноценности (или деформированности) завещательной способности. Думается, изучение подобного опыта было бы полезным и у нас.

В рассматриваемом контексте следует различать обязательность назначения и принудительность проведения экспертизы: это не синонимичные в юридическом смысле понятия Обязательное назначение еще не предполагает возможности применения мер процессуального принуждения к лицу, отказавшемуся подвергнуться психологическому обследованию. Как отмечалось, принудительное проведение психологической экспертизы объективно невозможно (в силу специфики применяемых методов), а юридически — недопустимо (с точки зрения гарантированных Конституцией прав человека).

2.4. Виды психологических экспертиз и их общая характеристика

Виды психологических экспертиз выделяются по их частному предмету, что позволяет индивидуализировать специальное исследование, конкретные экспертные задачи.

В юридической литературе предполагалось классифицировать психологические экспертизы в уголовном процессе по признаку процессуального положения испытуемого и по признаку личности испытуемого (например, экспертиза несовершеннолетнего потерпевшего, экспертиза свидетеля, страдающего сенсорной недостаточностью) [См. Мельник В.В., Яровенко В. В. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы Владивосток, 1991. С. 21—22.]. Процессуальное положение испытуемого может служить дополнительным (вторичным) критерием для определения особенностей того или иного вида психологической экспертизы, уже классифицируемой по частному предмету. Выделять “признак личности” не вполне корректно с психологической точки зрения по существу, он уже учитывается при разработке частного предмета.

Применительно к сфере уголовного процесса сформировался ряд видов судебно-психологических экспертиз, классифицируемых по частному предмету [См.: Коченов М. М. Указ. соч. С. 37—100; Мельник В. В., Яровенко В. В. Указ, соч. С 21—40; О назначении и проведении судебно-психологической экспертизы (по уголовным делам): Методическое письмо Прокуратуры СССР. М., 1980.]. Поскольку, как было сказано, само основание классификации (частный предмет) формируется с учетом психологического и юридического критериев, постольку и виды экспертизы “приспособлены” к решению тех задач, которые значимы для рассмотрения уголовных дел. Примером могут служить экспертизы, проводимые для установления наличия или отсутствия психического состояния, предрасполагающего к самоубийству, состояния беспомощности и его причин при изнасиловании. Понятно, такого рода экспертизы для гражданского процесса не актуальны.

Поэтому существует необходимость выделить виды психологических экспертиз, которые могут быть полезны при рассмотрении гражданских дел. При этом следует учитывать методологический опыт разработки видов экспертизы в уголовном процессе; общие положения о компетенции психолога-эксперта и специфике задач, решаемых в рамках психологического исследования.

На наш взгляд, наиболее распространенными в гражданском процессе следует признать следующие виды психологических экспертиз:

Данный перечень не является исчерпывающим; с развитием науки психологии будут расширяться и практические возможности, формироваться новые виды экспертных исследований. Но уже сложившиеся виды судебно-психологических экспертиз позволяют выявить различного рода психологические обстоятельства, учет которых может быть важен для правильного рассмотрения и разрешения ряда категорий гражданских дел.

Прежде чем характеризовать доказательственное значение того или иного вида экспертизы по конкретным делам, необходимо в общих чертах уяснить, какие основные экспертные задачи они способны решать, какие вопросы могут быть поставлены перед экспертом.

Экспертиза эмоциональных состояний.

Данный вид экспертизы относится к числу достаточно разработанных, но также и наиболее дискуссионных в среде юристов и психологов. Существуют различные мнения о точном содержании частного предмета экспертизы, о соотношении юридической и психологической терминологии.

Само название вида экспертизы до конца не устоялось: в юридической литературе чаще можно встретить термин “экспертиза аффекта” (или психологического аффекта, физиологического аффекта, простого аффекта). В психологическом смысле все эти определения аффекта синонимичны и употребляются для того, чтобы отграничить установление аффекта и патологического аффекта.

Основная задача данной экспертизы - выявление определенного психического (эмоционального) состояния и его воздействия на способности человека к осознанию своих действий и сознательному руководству ими. Понятие “экспертиза аффекта” пришло из уголовного процесса (при рассмотрении уголовных дел доказательственное значение имеет выявление того, не находилось ли лицо в момент правонарушения в состоянии “внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)” - ст. 113 УК РФ). Однако, кроме аффекта, на способность сознавать содержание действий и сознательно руководить ими могут влиять и иные эмоциональные состояния (стресс, фрустрация, состояния психической напряженности и пр.). При рассмотрении гражданских дел важна не столько квалификация эмоционального состояния (имел ли место именно аффект), сколько степень воздействия того или иного эмоционального состояния на осознанность содержания действий и волеизъявление.

Поэтому представляется более точным именовать данный вид экспертизы (как это и предполагают в последнее время психологи) экспертизой эмоциональных состояний, а не аффекта.

Характеристика рассматриваемого экспертного исследования и его частного предмета, который первоначально сформировался как определение аффекта, предполагает уточнение содержания ряда терминов.

Аффектом в психологии обозначают временные эмоциональные состояния, характеризующиеся быстротой, силой и кратковременностью возникновения и протекания, при которых происходят сужение поля сознания, замедление интеллектуальных процессов, нарушения волевого контроля над действиями. Следствием аффекта нередко бывает кратковременная амнезия (потеря памяти). Состояние аффекта может возникнуть у любого, в принципе психически здорового человека в особых, так называемых аффектогенных ситуациях, которые “накладываются” на некоторые психологические особенности личности. Аффектогенна та ситуация, в которой человек испытывает настоятельную потребность в действии (субъективно знает и чувствует, что должен что-то сделать), но адекватных ситуации способов действия не находит (если же способ действия избран и осуществлен, то аффекта не наступает).

Аффект как особое эмоциональное состояние есть результат взаимодействия двух составляющих: психологических особенностей самой личности и ситуации. В зарубежной литературе выделяют основные и актуальные предрасположенности к аффекту [См.: Ochernal M. Entwicklung, Graduirung und Kriterien des Affekts im Straf-recht//Neue Justiz. 1983. № 9. S. 357—359.].

Основные предрасположенности образуют базовые свойства личности, которые постоянны и сами непосредственной причиной аффекта не являются (к ним относят слабый тип центральной нервной системы, повышенную возбудимость, невыносливость к раздражителям, инертность нервных процессов, завышенную самооценку и ряд других). Играет роль и возраст: более подвержены аффекту дети и пожилые люди.

Актуальные предрасположенности непосредственно предшествуют аффекту и представляют собой временные функциональные психофизиологические состояния, вызываемые различными причинами (постинтоксикация, переутомление, эмоциональное потрясение, бессонница, восприимчивость к фену и т. п.).

Взаимодействие основных и актуальных предрасположенностей с аффектогенной ситуацией порождает аффект. Аффект не всегда наступает при первом воздействии раздражителя — он может быть следствием повторяющихся аффектогенных ситуаций, а непосредственно предшествующая аффекту может быть по силе слабее предыдущих (аффект “последней капли”).

Сказанное позволяет понять специальные психологические задачи, которые решает эксперт-психолог на различных стадиях исследования (установление так называемых фактов первой и второй степени), а именно: выявление основных и актуальных предрасположенностей к аффекту; вида воздействия внешнего раздражителя; роли окружающей среды как фактора поведения (диагностика аффекта); анализ действия субъекта во время аффекта и после него, а также анализ отношения самого действующего лица к своим действиям.

Решение этих задач позволяет эксперту сделать затем вывод о том, повлияло ли (и если да, то каким образом) состояние аффекта на способность лица в конкретной ситуации осознавать фактическое содержание своих действий и на возможность лица в полной мере осознанно руководить ими.

В отличие от аффекта, диагностика и определение последствий патологического аффекта составляют предмет компетенции психиатра в рамках психиатрической экспертизы.

Патологический аффект представляет собой болезненное эмоциональное состояние, характеризуемое как острое кратковременное психическое расстройство, в основе которого лежат психопатологические изменения личности (например, маниакально-депрессивный синдром, различные навязчивые идеи). Особенностями такого аффекта являются: глубокое помрачнение сознания (сумеречное состояние), бурное двигательное возбуждение, сопровождаемое автоматическими действиями (так называемое висцереальное возбуждение), полная амнезия совершенных действий.

В последнее время в психологии высказывается мнение (И. А. Кудрявцев) [См. Кудрявцев И. А. Психолого-психиатрическая экспертиза проблемы и перспективы... С. 82—88.], что двучленное деление аффекта упрощенно, необходимо выделять третий вид аффекта — аномальный аффект. Определение аномального аффекта включает диагностику таких аффективных реакций, которые характеризуются некоторыми патологически измененными закономерностями развития и аномалиями механизма течения аффекта, вызванными определенными внешними раздражителями (алкоголь, наркотики, интоксикация). Введение понятия аномального аффекта не влияет на объем патологического аффекта, но сужает объем психологического аффекта. Его диагностика входит в сферу комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Определение состояния аффекта в уголовном процессе позволяет верно решить вопрос о вменяемости и ее критериях, об разграничении составов преступлений. Правда, в большинстве случаев юристами признавалась значимость лишь патологического аффекта, установление которого вызывает потребность в психиатрической, но не в психологической экспертизе. И лишь в последнее время в разрешении названных вопросов начинают признаваться возможности психологической экспертизы (В. В. Мельник, В. В. Яровенко).

В гражданском процессе данный вид психологической экспертизы может найти, на наш взгляд, более широкое применение, а именно: в процессе установления судом психологических критериев дееспособности и ее отдельных элементов (например, сделкоспособности, деликтоспособности), в некоторых случаях для разграничения форм гражданско-правовой вины.

Вместе с тем не только с психологической, но и с процессуальной точки зрения более правильно говорить не об экспертизе аффекта, а об экспертизе эмоциональных состояний (которые не исчерпываются аффектом). В психологии используется ряд психологических понятий - таких, как стресс, фрустрация, конфликт, кризис, эмоциональная напряженность, наконец, аффект. Однако точные границы каждого понятия, их объем, соотношение друг с другом до сих пор отчетливо не определены. Например, состояние стресса тоже может влиять на способность лица в полной мере осознанно и свободно руководить своими действиями. От аффекта его отличает меньшая степень интенсивности, взрывчатости; как эмоциональное состояние стресс встречается гораздо чаще (может возникнуть при неожиданном раздражителе, дефиците времени для принятия решения, при помехах в работе). Следствием стресса является потеря гибкости поведения, нарушение процесса принятия решения, выбора цели действия, последовательности совершения действий. Нередко при проведении экспертизы аффекта выявляется, что испытуемый в момент совершения юридически значимых действий находился не в состоянии аффекта, а в ином эмоциональном состоянии (стресса, фрустрации и пр.). По точному смыслу экспертной задачи (выявление аффекта) эксперт в таком случае вправе ограничиться отрицательным ответом на вопрос о наличии состояния аффекта и не устанавливать иного состояния и степени его влияния на поведение испытуемого (эксперт может, но не обязан воспользоваться правом экспертной инициативы - ст. 77 ГПК). Понятно, что и в этой ситуации, по существу, будет проведена именно экспертиза эмоциональных состояний: такое название более точно отражает частный предмет исследования.

В рамках судебно-психологической экспертизы эмоциональных состояний на разрешение эксперту могут быть поставлены следующие группы вопросов:

Поводами к назначению психологической экспертизы эмоциональных состояний могут быть сведения о наличии аффектогенной, стрессовой ситуации, в которой действовал субъект, сведения об иных психологических особенностях ситуации действия, а также данные о психологических особенностях личности (неуравновешенности, повышенной возбудимости, ранимости, агрессивности), данные о специфическом эмоциональном или ином психофизическом состоянии лица в момент совершения действия (физическая слабость, соматическое заболевание, подавленное состояние из-за психической травмы и т. п.).

Экспертиза способности правильно отражать внутреннюю и внешнюю сторону событий.

Экспертиза способности правильно отражать внутреннюю и внешнюю сторону событий (к последним в психологии относят и действие, поведение) подразделяется в экспертологии на два вида — в зависимости от конкретной экспертной задачи.

1. Экспертиза по установлению способности в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий и в полной мере сознательно руководить ими (направлена на проверку правильности отражения внутренней стороны события, способности понимать его смысл, значение).

Такая экспертиза назначается, когда у суда имеются сомнения в полноценности осознания лицом своих действий или волеизъявления при совершении этим лицом юридически значимого действия, но оно не связано с предположением об особом эмоциональном состоянии.

Составными частями экспертизы являются выявление специфики личностных свойств, психологический анализ ситуации действия, выявление влияния данных факторов на: а) способность в полной мере осознавать свои действия и б) способность в полной мере сознательно руководить ими. Подчеркнем, что эксперт-психолог дает при этом дифференцированную (в полной или неполной мере) оценку указанных способностей личности.

Иногда специально выделяют психологическую экспертизу в отношении несовершеннолетнего (стороны в процессе — в допускаемых законом случаях). Здесь, помимо вопроса об эмоциональном состоянии, на разрешение эксперту могут быть поставлены вопросы:

Данный вид экспертизы выделяют в самостоятельный, поскольку речь идет об особом объекте исследования — несовершеннолетнем, психика которого обладает спецификой, вызванной особенностями развития личности.

2. Экспертиза по установлению способности лица (стороны, свидетеля) правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные объяснения, показания (направлена на проверку правильности внешнего, чувственного отражения события).

Такая экспертиза может быть назначена для определения способности свидетеля правильно воспринимать факты и давать о них правильные показания. Это обусловлено правилом п. 2 ч. 2 ст. 61 ГПК, согласно которому в качестве свидетелей не могут быть вызваны и допрошены лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать факты или давать о них правильные показания. Для установления указанной неспособности нужны специальные знания, проведение исследования - экспертизы. По сути, ст. 61 ГПК содержит психологический критерий, хотя употребление законодателем термина “психические недостатки” может привести к неоднозначному толкованию вопроса о выборе вида экспертного исследования.

Часто понятие “психические недостатки” связывают со сферой психиатрии - как проявление патологии психики, что неверно. Прежде всего само понятие, употребленное в законе, не вполне соответствует современной психологической и психиатрической терминологии.

В вопросе о выборе вида экспертизы нужно исходить из анализа всего правила, в частности, из уяснения того, для какой конечной цели специальное исследование необходимо. Из ст. 61 ГПК видно, что юридическое значение имеет факт неспособности свидетеля: а) правильно воспринимать интересующие суд и факты и(или) б) правильно воспроизводить в речевой форме сведения о них в суде. Это обстоятельства психологической природы, которые компетентен устанавливать эксперт-психолог. Но для уточнения вида избираемого исследования следует учитывать генезис указанной выше неспособности, которая может быть как следствием кратковременного психического расстройства, иного болезненного состояния, так и следствием особого психического состояния психически здорового человека. В первом случае правильным будет назначение комплексной психолого-психиатрической экспертизы (психиатр констатирует и диагносцирует психическую патологию; психолог определяет, как болезненные изменения “скорректировали” общепсихологические особенности восприятия данной личности и ее способность к правильному запоминанию и воспроизведению сведений об определенных фактах), во втором случае - психологической.

Далее, ст 61 ГПК указывает также и на физические недостатки как на возможную причину неспособности правильно воспринимать факты и воспроизводить информацию о них. К таковым в первую очередь следует отнести расстройства функционирования органов чувств (сенсорные нарушения), а именно: расстройства слухового, зрительного восприятия, речи. Здесь уже одних данных о подобного рода нарушениях достаточно суду для назначения медико-психологической экспертизы в отношении свидетеля, что особенно важно, когда свидетель уникален, а объяснения сторон по поводу обстоятельств дела противоречивы. В ходе такой экспертизы медик (отоларинголог или офтальмолог) диагностирует соответствующее сенсорное нарушение, а психолог устанавливает, повлияло ли оно и каким образом на правильное восприятие интересующего суд обстоятельства и на способность лица правильно воспроизводить информацию о нем по истечении определенного времени (прошедшего с момента восприятия до дачи показаний в суде).

Таким образом, заключение эксперта является необходимым для правильного применения судом ст. 61 ГПК при решении вопроса о допуске конкретного лица в процесс в качестве свидетеля, а также для правильной оценки судом показаний свидетеля - как способ их проверки при наличии общего и специального оснований для назначения экспертизы. Данная экспертиза может быть также использована при проверке объяснений стороны.

Центральными вопросами, которые решает эксперт при проведении экспертизы правильности восприятия имеющих значение обстоятельств, являются следующие:

Поводами к назначению такого рода экспертизы могут служить данные о сенсорной недостаточности; таких особенностях личности, которые вызвали у суда сомнения в правильном восприятии, запоминании или воспроизведении информации; сведения об особых условиях восприятия — например, быстротечность события, наличие помех в его восприятии, трудности выделения события из общего фона восприятия.

Экспертиза личностных свойств

Экспертиза личностных свойств (особенностей личности) направлена на дачу общего психологического портрета личности. Обычно при производстве любого вида психологической экспертизы психологические свойства выявляются и учитываются. Более того, в ряде европейских стран это обязательное требование к психологическому экспертному исследованию. Однако возможны случаи самостоятельного применения такого вида экспертизы.

Эксперт характеризует структуру личности, ее особенности в эмоциональной, познавательной, волевой сферах, а также психологические черты характера, установки, потребности, способы принятия решений (в том числе в конфликтных ситуациях).

Такая экспертиза может дать доказательственный материал по тем категориям гражданских дел, которые предполагают учет личности сторон (что чаще всего бывает при квалификации спорного правоотношения оценочными нормами права, например, в делах, возникающих из брачно-семейных отношений, в спорах о праве на воспитание детей).

Следует обратить внимание, что оценка личности, даваемая психологом, по содержанию качественно отличается от социальной оценки, даваемой судом. Психолог дает обобщенную интерпретацию данных о личности, им установленных, оперируя при этом категориями и законами науки психологии (выявляя потребности, установки, мотивации, ведущий мотив и пр.), а суд, используя заключение эксперта как судебное доказательство, дает социально-юридическую оценку определенного субъекта гражданского процесса.

Поводами к проведению данного вида экспертизы могут служить данные об асоциальном поведении лица, о непонимании или неадекватной оценке субъектом социальной значимости и сущности совершенных им действий, о несоразмерных ситуации способах действия в конфликтных ситуациях, об особенностях эмо-циально-волевой сферы (агрессивность или равнодушие, апатичность, неспособность изложить мотивы поведения, кажущаяся безмотивность действий).

Экспертиза, связанная с выполнением профессиональных функций по управлению современной техникой

Данный вид экспертизы весьма актуален при рассмотрении дел о возмещении вреда, когда суду надлежит дать анализ аварийной ситуации и оценить поведение конкретного субъекта.

Психологическая экспертиза, связанная с выполнением профессиональных функций в области управления современной техникой, решает следующие основные вопросы:

Поводами к назначению данной экспертизы могут быть сведения о нестандартности ситуации действия; специфических факторах, воздействовавших на человека в момент восприятия им определенных внешних обстоятельств и выработки адекватного им решения (помехи, отвлечение внимания и пр.); данные об особенностях личности (слабый тип ЦНС, инертность психических процессов, замедленность речи, нарушения логики, последовательности в воспроизведении информации о совершенных действиях); информация об особом психофизическом, эмоциональном состоянии в момент совершения действия (страх, фрустрация, стресс, переутомление и пр.).

Экспертиза мотивации

Более точно данную экспертизу следует именовать экспертизой по определению содержания и иерархии (структуры) основных мотивационных линий личности.

Как упоминалось, современной наукой не выработано психологических методик точного и однозначного выявления психологического мотива; однако определение структуры мотивационных линий личности и их иерархии - вполне решаемая задача. Такая экспертиза характеризует основные направленности действия в той или иной ситуации и раскрывает их психологическое содержание.

Результаты данного исследования могут иметь определенное доказательственное значение при выявлении судом форм гражданско-правовой вины и их отграничении друг от друга (что особенно актуально для форм неосторожной вины).

Подчеркнем, что речь идет именно о психологической, а не юридической мотивации (которую вправе установить только суд); эти понятия не синонимичны. В юриспруденции мотив - всегда социально-оценочная категория, при помощи которой поведение (уже совершенные действия) оценивается в ретроспективе как позитивное или негативное (с юридической точки зрения). В психологии мотив также рассматривается как побуждающий к действию фактор, но его содержание раскрывается через психологические категории, а не социально-оценочные (через структуру личности, ее потребности, установки). Это дает возможность в принципе проектировать данные качества на конкретную ситуацию Психологический мотив - это определенная реальность, объект, который отвечает той или иной потребности и который, в той или иной форме отражаясь объектом, ведет его деятельность (А. Н. Леонтьев). Иначе говоря, мотив означает то объективное, в чем эта потребность конкретизируется в данных условиях и на что направляется деятельность как на побуждающее ее. В юриспруденции же понимание мотива зачастую соответствует психологическому понятию цели действия.

Поводами к назначению психологической экспертизы по определению основных мотивационных линий личности и их иерархии можно назвать данные, вызывающие сомнения относительно мотивов того или иного поведения, необычность, причудливость мотивации, несоответствие характера поведения целям, противоречивость в объяснении причин собственного поведения и т п. Это могут быть, например, сведения о конфликтах в семье при рассмотрении дела, возникшего из брачно-семейных отношений, о “жестком” поведении супругов, их непонимании друг друга или детей.